Ср, 20 января, 03:38 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

rss rss rss rss rss rss rss

Главная » НОВОСТИ » Аналитика » «Мы жили гордо, красиво, по законам гор»

«Мы жили гордо, красиво, по законам гор»

09.10.2013 16:54

Социальные сети позволяют нам приобретать друзей в различных точках земного шара, находить много общего во взглядах, а порой и приобретать настоящих друзей.

Так получилось, что Фейсбук помог и автору этих строк подружиться с коллегой из Республики Дагестан. В ходе общения, Умахан Андийский рассказал, что если для кого-то Чеченская Республика просто республика или территория, на которой одни «террористы», а для кого-то незаметная точка на географической карте, то для него Чечня и чеченцы - это нечто важное, ценное и дорогое, которым он гордился и гордится всю свою сознательную жизнь.

Думаю, будет лучше, если дать слово Умахану, пусть он сам расскажет о том, что его связывает с нашей республикой.

Из записей Умахана Андийского: «17 июля 2013 г.: Час назад вернулся с Чечни. Ездил на зиярат (вместе с коллективом) матери Шейха Кунта-Хаджи (къ.с). Потом побывали в мечети "Сердце Чечни".

Затем посетили Исламский университет. Честно говоря, в восторге от увиденного. Чувствуется, в Чечне есть настоящий хозяин, любящий свой народ, заботящийся о нем и требующий от чиновников всех уровней четкого выполнения всех его указаний. А то, что он сделал и делает ради Ислама - это долгий и приятный разговор.

Будучи в Чечне, всем коллективом навестили коллег из соседнего Веденского района ЧР. Договорились возобновить выпуск совместных номеров, так сказать, возродить старые добрые отношения. Скоро у нас начнут выходить объединенные номера на чечено-аварском языках…»

- Отец с детства внушал нам, что чеченцы - это не только добрые соседи, но и мужественные, свободолюбивые горцы, очень гостеприимные люди. Чеченец, дети мои, – говорил нам отец, - это верный друг, это человек, для которого честь и свобода превыше всего, дороже жизни.

Отец свободно говорил на чеченском, много ездил по всей Чечне, рассказывал о многочисленных друзьях и кунаках почти в каждом чеченском селении.

Одним словом, в нашей семье с детства царил, как говорится, чеченский дух.

К тому же бабушка (мать отца) нам рассказывала одну историю, которую я запомнил на всю жизнь.

В те трагические дни, когда насильственно переселяли чеченский народ, наша бабушка с малолетним сыном находилась в Чечне. Когда ей, как дагестанке варвары (как иначе называть этих нелюдей, которые за сутки выдворили из родных мест целый народ), велели отправиться к себе домой, отец напрочь отказался вернуться домой и изъявил желание уехать с чеченцами "туда, куда они поедут … хоть на край света."

-Я - чеченец, я - чеченец, - кричал малолетний пацан во всеуслышание. – Что вы хотите от меня?

С огромным трудом, с помощью чеченских кунаков смогла мать забрать сына домой. Видимо, с тех пор и остались у отца симпатия и любовь к чеченцам. Ведь не зря впоследствии он дал одному из пяти своих сыновей имя чеченского кунака, у кого они жили перед выселением.

Не могу за других братьев сказать, но у меня не только остались, но и усилились уважение и симпатия к чеченскому народу… Особенно после первой чеченской войны.

Всему миру продемонстрировали чеченцы, что такое вайнахский дух. Сколько разрушений и жертв принесла эта война, сколько варварских зачисток испытали они на себе. Стонала многострадальная чеченская земля, но горцы все выдержали достойно.

А непосредственно с чеченскими ребятами я столкнулся в армии. И убедился – лучших друзей не найти.

Я служил в Туркмении (1985-1987 гг.). Со мной служили чеченцы со всей Чечни, начиная с соседнего села Беной-Ведено и заканчивая Ачхой-Мартаном. Все они мне дороги, и знаю, что я им тоже не чужой человек. Многие меня называли старшим братом.

Самым близким другом мне был, к великому сожалению, ныне покойный, Имран Хакимов с Ачхой-Мартана. Более преданного друга и мужественного парня я не встречал за 50 лет своей жизни.

После демобилизации несколько раз приезжал ко мне Имран, и я побывал у него в гостях.

Как сегодня помню последний его приезд ко мне в Махачкалу. Он приехал на великолепной ярко-красной спортивной машине, познакомился с моими махачкалинскими друзьями, от души радовался встрече. Кто же мог тогда предположить, что это была наша последняя встреча!

К великому сожалению, я не смог проводить лучшего друга в последний путь - слишком поздно узнал о его смерти.

Проклятая бессмысленная война разлучила нас, не дала свободно общаться, встречаться, приезжать в гости.

Будь они прокляты, эти "свободолюбивые" политики, мерзкие идеологи и пропагандисты войны. Сколько судеб на их совести, сколько горя они принесли многострадальному чеченскому народу?! Другой народ, я уверен, не выдержал бы всего этого...

Слава Аллаху, мирная жизнь налаживается в Чечне, заживают раны, нанесенные войной, постепенно утихает людская боль. Да и Глава республики Рамзан Кадыров делает все возможное для процветания своего народа.

Когда бываешь в Чечне, глазам своим не веришь: какой порядок, какая чистота, какие темпы развития! У нас легенды ходят об истинном сыне своего народа и патриоте своей республики Рамзане Кадырове.

Но говоря о Рамзане, мы не должны забывать и о его отце - первом Президенте Чечни Ахмат-Хаджи Кадырове. Мне самому, к сожалению, не доводилось встречаться с этим уважаемым человеком, но он поддерживал очень тесные и теплые отношения с моими земляками-андийцами.

Правда, был случай в моей журналистской практике, когда муфтий Чечни Ахмат-Хаджи Кадыров через журналистку Зару передал мне салам и поблагодарил нас за совместные усилия в выпуске исламской газеты «Нур-уль-Ислам» («Исламан нур») на чеченском языке.

Как рассказывала Зара, Ахмат-Хаджи был доволен тем, что «…наконец-то в Чечне появилась газета, которая может противостоять идеологии ваххабитов».

До сих пор хранится в моем архиве эта газета и интервью с покойным муфтием под названием «Делан ницкъ боккха бу» (Апрель,1998 год).

Похвально, что уверенными шагами и красивыми делами по стопам отца идет сын Рамзан, претворяя в жизнь его незавершенные замыслы.

Эти мечети-красавицы в каждом чеченском селе, не говоря о Центральной мечети-сказке, а эта молодежь в исламском одеянии!

Ну, а как представителю андийского народа мне особенно радостно, что чеченцы в большинстве своем придерживаются кадирийского тариката и являются мюридами великого шейха Кунта-Хаджи и его сподвижника Умар-Хаджи Андийского.

А то, что Рамзан Кадыров проложил асфальт к святыне Чечни и Дагестана – Эртана - это самый большой подарок и добрый жест со стороны Главы по отношению ко всем мюридам и сторонникам кадирийского тариката…

Мы - андийцы, как и в добрые давние времена, на равнину проезжаем через Чечню, и просто душа радуется от позитивных перемен и заметных преобразований в братской Чеченской Республике…

Но у меня самого есть одна сокровенная личная мечта последних, скажем, 15 лет - найти и собрать всех однополчан-чеченцев.

И начать… с самого печального – с посещения кладбища, где похоронен мой названный брат Имран и прочитать Къулху на его могиле.

Затем податься в Харачоевские леса, пройтись по следам легендарного абрека Зелимхана, уединиться, как в годы службы, за одним большим «чечено-аварским столом» (как в армии меня - начальника столовой – и старшину Хакимова упрекал командир роты), вдоволь насладиться великолепным чеченским блюдом – жижиг-галнаш, которым кормил нас шеф-повар Мухарбек Ермолаев из Бамута, искупаться в речке Хулхулау (если не ошибаюсь, так она называется), слушать армейские песни Руслана Шарипова и Усмана Атуева из Беной-Ведено, понаблюдать за головокружительным танцем в исполнении Саламу Мажаева из Ножай-Юрта и Руслана Темирсултанова из Герзеля.

Да, за это можно многое отдать.

Но… увы, все течет, все меняется.

Беспощадно бежит, вернее, летит время. Многие из нас давно, наверное, стали дедушками. Мне, к примеру, через 3-4 месяца исполнится 50 лет. Моим армейским друзьям - кому-то 45, кому-то чуть меньше.

Но в памяти навсегда остались те прекрасные дни в далекой Туркмении, та крепкая солдатская дружба и кавказская солидарность, то чувство локтя и взаимовыручки.

Я уверен, из всех моих армейских друзей ни один не скажет про меня: «Д1авала, Анди Умахан, ледара к1ант».

И я не могу про них этого говорить. Потому что мы держали вместе любой удар, мы делили кусок хлеба по-братски, мы находили любого кавказского призывника в любой точке Туркмении с одним лишь намерением - обнять его и сказать: «С приездом, земляк, знай, что мы всегда рядом с тобой». 2 года мы жили гордо, красиво, по закону гор.

А на гражданке каждый из нас вправе при встрече смотреть смело в глаза друг другу и сказать «Салам алейкум, мой брат, вот и я!»…

А теперь напрягу память и постараюсь назвать поименно моих младших братьев- сослуживцев, с кем бы хотелось встретиться.

Это: двоюродный брат Имрана Сайд-Магомед Хакимов с Ачхоя, Мухарбек Ермолаев из Бамута, Усман Атуев из Беной-Ведено, Руслан Шарипов с Ачхоя, Руслан Тазаев и Руслан Темирсултанов из Герзеля, Сайдахмед Дадаев из Урус-Мартана, футболист Бешир из Шали, КМС по вольной борьбе Саламу Мажаев из Ножай-Юртовского района (кажется, Новый поселок), двоюродные братья Тиса и Асламбек, и многие другие.

С тех пор прошло почти 25 лет и потому, естественно, я кого-то упустил, кого-то не смог вспомнить, а может, даже место проживания перепутал. Вы не обижайтесь, мои боевые друзья, откликнитесь! Аллах даст, мы встретимся!

Хочется пожелать удачи Умахану, и пусть запланированная им встреча непременно состоится!

Записала Санет Магадаева

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

www.grozny-inform.ru
Информационное агентство "Грозный-информ"

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться:

Добавить комментарий




Комментарии

Страница: 1 |