Вс, 29 ноября, 11:49 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

rss rss rss rss rss rss rss

Главная » НОВОСТИ » Интервью » Н. Эльсункаев: Дижонские события стали детонатором новой информационной атаки против Чеченской Республики

Н. Эльсункаев: Дижонские события стали детонатором новой информационной атаки против Чеченской Республики

29.09.2020 17:44

В начале сентября в центральной мечети Грозного «Сердце Чечни» прошёл сход жителей Чеченской Республики, в котором приняли участие практически все слои населения региона, представители всех тейпов. По итогам этой встречи присутствующие приняли резолюцию, касающуюся «евроичкерийцев» и «хариджитов».

Фото AFP

В тексте резолюции отмечается, что чеченский народ, проживающий на территории Чеченской Республики, официально отрекается от политизированной части беженцев в Европе, которые позиционируют себя в качестве «правительства в изгнании», оскорбляя действующую власть в Чеченской Республике, а также весь чеченский народ в целом.

«Официально отрекаемся от вас и проклинаем вас от имени чеченского народа!», - говорится в тексте резолюции.

О том, какую юридическую силу имеет принятая резолюция, как это может повлиять на «евроичкерийцев», а также о значимости чеченского сообщества в мировом политическом пространстве журналист ИА «Грозный-информ» поговорил с директором АНО "НИИ социальной энтропии и негэнтропии" Надирсолта Эльсункаевым.

- Надирсолта Мадаевич, как вы считаете, насколько велико влияние европейской культуры поведения на чеченский народ?

- Я не думаю, что только европейская культура оказывает влияние на чеченское общество. Не менее заметна арабизация, которая прочно вошла в наш быт, язык и, следовательно, в сознание значительной части чеченского общества. Я мало замечаю чеченцев молодого поколения с чеченскими именами. Глобальные процессы вывели цивилизационные системы на качественно новый уровень конкуренции и это выражается беспрецедентными по своему содержанию и форме информационными войнами. Обозначился разлом между строителями нового миропорядка и консервативными цивилизационными системами, чьи ценностные платформы опираются на традицию. Мы не можем предсказать, каким будет исход их противостояния. Все зависит от того, кто совершеннее владеет информационными технологиями и возьмет под контроль глобальное массовое сознание. Сегодня очевидно одно, мир вступил в эпоху глобальной трансформации, и ситуация с пандемией коронавируса является всего лишь прелюдией к большим событиям, которые не имеют аналога в истории нашей цивилизации. Касается ли это нас? Безусловно. Мы же с вами сидим здесь и обсуждаем темы, которые не обсуждали бы ещё 20 лет назад. Более того, 20 лет назад вам бы и в голову не пришло позвонить мне с просьбой об интервью на тему влияния европейских неолиберальных ценностей на чеченское общество.

- Что Вы имеете в виду?

- Я имею в виду, что нравственная, морально–этическая планка в чеченском обществе доведена до критического уровня, если мы вынуждены публично обсуждать темы, которые не приемлемы в нашей культуре. Не хотел бы говорить об этом, зная, что именно этого и добиваются «темные силы», придавая происходящим вокруг этой темы глобальный резонанс, вознося через свои информационные ресурсы некоторых отморозков, которые ведут себя в социальных сетях и на публике вызывающе отвратительно, используя при этом ненормативную лексику, в ранг борцов за свободу. Одно дело, когда это наблюдается в комментариях к различным постам у скрытых за псевдонимами источников. Можно было бы сослаться на то, что эти лица с психическими отклонениями и не имеют отношения к нашему народу. Но когда открыто в Ютуб-каналах появляются физиономии, практикующие «нецензурщину» на чеченском языке, а потом в их поддержку выступают внешне респектабельные люди, то это заставляет задуматься о многом. Возьмём, к примеру, Ахмеда Закаева. Выводить частный конфликт с неестественным для нашей культуры содержанием на уровень публичной политики, не понимая или намеренно зная, что это входит в долгосрочные интересы внешних сил не только безответственно, но и аморально. Я не хочу обсуждать это публично. Тем более Глава Чеченской Республики осудил случившиеся и думаю, что будет дана правовая оценка. Я просто подчеркиваю, что манипуляции вокруг этой темы ведут к разрушению нашей традиционной ценностной системы, взлому нашего этнокультурного кода. И это как раз на руку «темным силам»», которые навязывают всему миру свои ценности, противоречащие естественной сущности человека. И в фокусе этих сил находится и наш народ.

Нас далеко не безуспешно, заставляют публично обсуждать темы, которые неестественны для нас с точки зрения нашей культуры, А пример Закаева я привел, зная, что вы спросите меня о нем.

- В том числе, но не только о нём. Почему, по-вашему, нашего этого разговора не состоялось бы ещё 20 лет назад?

- 20 лет назад мир был другим, и мы были другими.

То, что происходит в мире – это не эпоха перемен. Меняются не только модели смартфонов. Происходит смена эпох. Очень быстро меняются образы жизни, общения, развитие мышления, рвется связь с поколениями, понимание веры и науки.

- Что Вы подразумеваете под «темными силами»?

- Мы как–то мало обратили внимание на заявление Папы Римского в конце декабря 2019 года в Ватикане. «Христианского мира больше не существует. Сейчас мы не единственные, кто создает культуру, мы не первые и не самые слушаемые». Это признание очевидного, что в европейской цивилизации произошли глубинные трансформации. На авансцену выходят силы, которые практически легализовали свои ценностные установки на законодательном уровне во всех странах Европы. Последней под давлением этих сил пала самая консервативная страна Европы – Великобритания. Ошибочно думать, что интересы этих сил ограничатся Европой. Эти ценности определены и антагонистичны авраамической цивилизации.

Люди по–разному называют их. Кто–то масонами, кто–то Мировым правительством. Я воздерживаюсь от таких определений и называю их «темными силами», потому что невозможно определить структуру этих сил, просчитать реальные ресурсы. Эти силы аморфны, но уровень влияния на глобальные процессы невероятно мощный. Если же говорить предметно, то речь идет о транснациональных корпорациях и финансовых домах. Каждый из них действует строго в своих интересах, но иногда они могут временно сгруппироваться вокруг одного вопроса, если интересы сфокусированы на нем. Могут распадаться, вступать конфликты друг с другом. Это особенно заметно в тех конфликтных зонах, где не найдены политические решения, и процессы перешли в тлеющий режим. Очень выразительно об этом сказал, касаясь самого кровавого конфликта последнего десятилетия, один из известных сирийских священников отец-францисканец Ибрагим Алсабах, «нет будущего для Ближнего Востока, поскольку «интересы сильных мира сего очевидны – и Сирия продолжает оставаться полем битвы великих наций». Разумеется, ни одной нации дела нет на то, что происходит там, кроме сочувствия к жертвам войны, но миру через глобальные СМИ преподносится как участие в конфликте наций, государств. На самом деле всем этим заправляют силы, предпочитающие действовать из-за кулис. Вот поэтому я и называю их «темными силами».

- Насколько сильно влияние «темных сил» в мире? И важно ли нам знать о ней?

- В реализации своих целей они могут оказать сильное давление на правительства государств. Даже на США, казалось бы, самое могущественное государство в мире.

Имеет ли это отношения к нам? Но посудите сами. Санкции Госдепа США в отношении Главы Чеченской Республики и его семьи. Я понимаю, если речь шла отдельно о Рамзане Кадырове, но причем тут семья, которая совершенно не вовлечена в политику? Но если проследить развитие чеченской темы в глобальном дискурсе на протяжение последних десятилетий, становится ясно, что выступление профессора университета Джорджия Крейга Дугласа в американском сенате в 2013 году с докладом «Представляет ли Чечня стратегическую угрозу для внутренней безопасности США» было не частной инициативой американского аналитика, большого специалиста по Кавказу, а систематизация имеющихся представлений о Чеченской Республике и чеченцах. И то, что администрация Трампа вынесла решение о санкциях против Рамзана Кадырова и его семьи является подтверждением, что выводы Крейга приняты к сведению.

Дональд Трамп ограничился не только подписанием санкций, но не преминул выпустить пару едких фраз в отношении всего чеченского народа. Добавим сюда оскорбительные высказывания министра МВД Франции, обозвавшего нас ордой диких варваров. Не думаю, что это просто эмоции. Все это свидетельство того, что чеченская тема обсуждается за кулисами большой политики.

Если еще лет 10 назад я предвидел в своих прогнозах такое развитие чеченской темы, но после введения санкций в отношении Главы республики и его семьи, демонстрации фильма «Добро пожаловать в Чечню» и анализа предшествовавших этому фильму событий, для меня лично очевидно, что наш народ вступил в конфликтную ситуацию с самой влиятельной силой мира. Чеченский народ со своим традиционным консервативным строем общества являемся одним из препятствий для продвижения их планов.

- Вы действительно считаете, что чуть ли не весь мир настроен против чеченской самобытности?

- Я не говорю весь мир. Мир продолжает быть разнообразным. Пандемия коронавируса показала, что Френсис Фукуяма поторопился с выводами о конце истории. Я просто подчеркиваю, что мы под прицелом самой влиятельной силы мира, которая располагает колоссальными политическими, финансовыми и информационными ресурсами. Эта сила действует через правительства, общественные структур. Щупальца этого невидимого спрута можно заметить в разных культурных средах.

Я вспоминаю встречу с представителем европейской комиссии по правам человека в Грозном. Я не помню его имени. Знаю, что до перехода в эту комиссию он работал в спецслужбе Италии и дослужился до звания генерала. Он как раз приехал в Чеченскую Республику, чтобы обсудить вопрос о притеснении в Чеченской Республике людей с нетрадиционными ориентациями. Когда он попросил меня высказать свое мнение по этому поводу, я сказал, что в чеченском языке нет лингвистических формул для обсуждения этой темы. Он попросил меня уточнить, что я имею ввиду. Я повторил, что невозможен полноценный разговор, так как в чеченском языке нет для этого понятийных и прочих лексических терминологий.

Мог ли я предполагать тогда, что спустя несколько лет, нам подготовят группу отморозков, которые будут вводить в нашу языковую культуру ненормативную лексику. Нам послали месседж. Говорите, что нет, значит будет. После фильма «Добро пожаловать в Чечню», который переведен на чеченский язык, понятно, что они подбирают ключ к взлому нашего этнокультурного кода.

- Почему мы оказались в фокусе внимания этой силы?

- Если чеченская тема в повестке самой мощной страны мира - США, значит случилось с нами нечто такое, что заслуживает их серьезного внимания. И не надо думать, что это из-за бостонского теракта. Царнаевых просто привязали к этой террористической акции. Ведь по заявлению известного американского политика и радио- телеведущего Гленна Бека, сначала все–таки был задержан гражданин Саудовской Аравии Абдул Рахман, которого отпустили по требованию правительства этой страны. В тот момент скандал с ключевой страной Ближнего Востока для США был политически не выгоден. Тогда кому приписать роль исполнителя теракта, как не чеченцам? Не взять же на роль международного террориста человека из других народов. Это же сколько времени и усилий нужно втолковывать в головы американцев, кто такие, скажем, кумыки, табасаранцы и что их привело к таким радикальным установкам. А Чеченская Республика и чеченцы для массового сознания уже сложившийся бренд боевиков, террористов, исламских радикалов. Тот же самый Дуглас Крейг отмечает в своем докладе, что «…чеченцы являются одними из наиболее свирепых воинов, и если они наметятся на США, то надо беспокоиться. Они не типичные террористы, и, как ранее было указано, они не отступают». Но головную боль для американцев представляют не только влияние чеченцев в системе всемирного джихада, где им отведена роль движущей силы.

Не менее впечатляет способность чеченских полицейских выполнять миротворческие операции за пределами России. В той же Сирии, например. А это было вообще не в интересах американцев. И вот таким образом они нас постоянно изучают и понимают, наша культура и наши ценности — это угроза для них.

То же самое происходит и с чеченцами в Европе. Вы же не считаете, что во время Дижонских событий политические элиты не задумались над тем, как чеченское сообщество влияет на обычных французов? В Европе давно выстроена система, где государство и криминал нашли точки совместимости и определили свои зоны ответственности за относительную стабильность. И, вдруг, появляется другая сила, второе поколение которой быстро усваивает местный язык и начинает интегрироваться в политическое, экономическое и образовательное пространства Европе, сохраняя при этом свой этнокультурный код в отличие от других этнических диаспор. У этой силы свое представление о том, как обеспечивать свою безопасность, по каким ценностям им жить. И когда кто–то решает «указать ей место» в сложившейся иерархии, эта сила не просто дает локальный отпор, но совершает действие, которое находит поддержку среди местного гражданского населения. То есть разрушается сложившийся десятилетиями порядок вещей. Это тоже очень немаловажный фактор.

- И как, на Ваш взгляд, Запад борется с чеченским менталитетом?

- Я неплохо знаю Европу и всегда воздерживаюсь от обобщений. Она разная, несмотря на универсальность правовой и политической парадигмы. Поэтому я, отвечая на ваш вопрос, продолжал бы говорить о «темных силах». Они в состоянии конфликтности с нами и нацелены на разрушение ценностной платформы чеченцев. Не только нас. Любого народа, кто придерживается традиционных ценностей. Просто мы в силу нашей узнаваемости в мировых СМИ являемся объектом их внимания в первую очередь. Это особенно актуально в свете дижонских событий.

Они видимо тоже поняли, что силового решения «чеченского фактора» не существует. Пока чеченцы умирают, они как нация, как этнокультурное явление, бессмертны. За этой, казалось бы, пафосной фразой лежит обыкновенная бытовая реальность. Смерть человека и все что связано вокруг этого – похороны, ритуалы - это пространство, где чеченцы возвращаются в свое естественное, оторванное от окружающей действительности, состояние, которое определяется такими социальными и культурными категориями, как равенство, братство, солидарность, язык, вера и традиция. И пока чеченцы умирают, они как нация, живы. Для того, чтобы решить проблему, надо чеченцев, прежде всего, лишить языка. В нем вся сила нашего народа, его духовность. Не отходя от мысли, сказанной выше, ответим себе на простой вопрос, можете ли вы представить себе похороны на каком-либо другом языке, кроме чеченского? Представьте себе, что к вам подходят на соболезнование с такими словами «Земля ему пухом» или Rest in piece?

Так что решение чеченского вопроса лежит не в военном, а культурном пространстве. Вот почему я с тревогой наблюдаю, как тихо через социальные сети внедряются в практику программы, разрушающие привычные для нас базовые нравственные ценности, в том числе и культура языка. Я имею ввиду видеоматериалы непристойного содержания, отвратительная по–своей мерзости публичная ненормативная лексика так называемых блогеров. Кому–как, но для меня совершенно очевидно, что за этим всем стоит та самая «темная сила».

Самое болезненное для нас здесь, что внутри чеченской диаспоры нашлось пока несколько отморозков, которые отбросив все моральные и этические нормы, берут на себя роль проводников чуждой нам культуры и что совсем печально, когда темы такого содержания становятся мобилизационными ресурсами для части нашей эмиграции.

- Можно здесь поконкретнее?

- Почему бы и нет. Возьмем, к примеру, заявление Закаева с призывом объединиться всем для борьбы за нашу свободу здесь, в Чеченской Республике, после нашумевшей одной истории с неестественным для нас содержанием.

- Давайте вернёмся чуть-чуть назад. Как вы относитесь к ситуации с «наказание» молодого парня, к распространившемуся видеоролику с его участием?

- В условиях информационной войны, искусственно поддерживаемой внешними силами, происходит такое, что в информационное пространство бросается видеоролик с демонстрацией этого насилия. Естественно, это не могло не вызвать такой огромный резонанс в мире, также это не могло не отразится на психологическом состоянии нашего народа. Вся наша нация сегодня просто в шоке от того, что произошло.

Однако я не оправдываю человека, который, условно говоря, был «наказан». Даже наоборот – его нужно было наказать, но таким ли способом? Так или иначе, этот человек тоже занимался публичной нецензурщиной. Опять же, эта тема сама по себе достаточно отвратительна, но несмотря на всё это, если мы представляем из себя цивилизацию, если мы хотим найти для себя какое-то место в мире, то мы должны обладать для этого ценностной платформой, которая определяет мотивы поведения не только обычных граждан, но и представителей власти. У нас должна быть эта платформа, правила жизни, по которым мы живём, по которым мы определяем, что нам можно, а чего нельзя.

- И «темные силы» хотят нас лишить этой самой платформы?

- Мир сползает к глобальной катастрофе, связанной с энергетическим кризисом, с кризисом ресурсов. Мы пришли к тому, что через 20-30 лет человечество будет испытывать энергетический голод, продовольственный голод и голод природных ресурсов. Все эти факторы предполагают смену технологического уклада, переход на другую экономику. Но под эту новую экономику нужна и новая раса людей.

Мы видим на примере Европы, как навязываются другие ценности, которые несовместимы с предыдущей культурой, не совместимые с христианством: разрушение семейных ценностей, разрушение традиционных гендерных отношений и так далее. Это не хобби и не игра, это реальная политика, направленная на то, чтобы создать новую человеческую расу, которая могла бы адаптироваться под этот новый технологический уклад.

Новый технологический уклад – это абсолютивная зависимость от информационных технологий. В этом смысле чеченский народ представляет для этих сил огромное препятствие, в силу нашей узнаваемости в мире, в силу нашей приверженности к своим традициям, к консервативным традициям, где очень сильны семейные отношения.

- Вы действительно считаете, что западное общество, в тотальном смысле, потеряло все свои прежние ценности?

- Безусловно нет! Я не имею в виду, что весь Запад обречён. Мы не можем сказать, что в Европе все на ура приветствуют деградацию традиционного общества. Там тоже есть люди, которые обеспокоены происходящими изменениями вокруг. Там есть женщины, которые хотят быть женщинами, там есть мужчины, которые хотят быть мужчинами, есть женщины и мужчины, которые хотят создать настоящую семью, воспитывать детей.

- Однако вы считаете, что чеченцы – это особенные…

- Каждый народ по–своему особенный. И мы не исключение. Просто в силу исторических и географических причин мы оказались на стыке геополитических систем, а пройденные испытания последних десятилетий создали феномен, который признаваем европейцами как некая надежда, что и они смогут сохранить свою культуру, свои традиции.

- Употребление нецензурных выражений – европейская культура?

- Все в мире относительно. То, что мы считаемым недопустимым, для других культур может быть приемлемым. Употребление в речи ненормативной лексики для той же западной культуры сегодня уже нормы, как и многое другое, связанное с отношениями в семье и обществе. Все это закреплено у них на законодательном уровне. Не хочу даже детализировать. Это вещи, которые в XXI веке воспринимаются как что-то обычное, обыденное. Но давайте вспомним, какой была культура на Западе еще 100 лет назад. Почитаем мировую классику и поймем, какая была нравственная планка в той же самой Европе. Это совсем не то, что есть сейчас. И это лишь один из немногих факторов, говорящий о том, что мир меняется, люди меняются.

Сейчас нас шаг за шагом втягивают в этот процесс. Нас уже заставили публично говорить о тех вещах, которые еще недавно, для нас были неприемлемыми темами. А это значит, что программа внедрения в наше сознание и культуры смертоносных безнравственных норм, противоречащих божественному замыслу, набирает динамику. И я не уверен, что они не взломают в конце–то концов наш этнокультурный код. Да, визуально мы уже видим… эти ролики некультурного содержания, коих уже десятки и сотни в Ютубе. Получается так, что мы не до конца понимаем эту угрозу. Получается так, что мы в силу своей разобщённости раздробленности уже подыгрываем этим силам. Опять же, уже один факт того, что мы с вами говорим об этих вещах, о каких-то людях, коих наказали за неподобающие поступки и прочее, говорит о том, что их план по развалу нашей идентичности работает.

- Может быть, это один из немногих частных случаев или просто локальное явление?

- Для меня это не локальное явление, для меня это часть большого процесса, который постепенно шаг за шагом затягивает петлю на шее нашему народу, чтобы удушить нас этой долгосрочной целенаправленной информационной политикой. Они заставляют нас делать ошибки, заставляя нас осуществлять действия, которые исключительно в их интересах. Они хорошо знают наш народ, они хорошо нас изучили.

Нельзя рассматривать проблемы чеченского народа в отрыве от глобального контекста. Нельзя. Мы слишком узнаваемы.

- А какое отношение, так называемые «евроичкерийцы», имеют к «тёмным силам»?

- До последнего заявления Закаева я как–то инертно следил за их деятельностью. Но теперь сильно настораживает то, как он манипулировал событием, представляясь премьер–министром правительства ЧРИ в изгнании. Он дал дополнительный импульс внедрению через практический опыт в национальное сознание идей, культивируемых «темными силами».

- Статус Закаева имеет юридическую силу?

- Насколько мне известно, он получил политическое убежище в Англии. Но это было спровоцировано неуклюжими действиями российской Прокуратуры, требовавшего его выдачи как международного террориста. В тоже время Великобритания не может признать его в качестве руководителя правительства Ичкерии в изгнании после заявления Тони Блэра, премьер–министра Англии с признанием итогов референдума в Чеченской Республике в марте 2003 года. Так что заявлять себя как премьер–министр Ичкерии у Закаева, так же, как и у других представителей этой категории беженцев у него нет ни юридического, ни морального права.

- Тогда почему ему дают возможность заниматься публичной деятельностью?

- Значит в Великобритании он кому-то нужен для каких–то целей. Кому именно другой вопрос. Независимо от персоналий он нужен как объект манипуляций.

- И каким же образом недавно принятая резолюция в Грозном поможет в борьбе с Закаевым и его приверженцами?

- Я так и не понял до сих пор, зачем ему и его приверженцам уделяется столько времени. Мало того, что в политическом, правовом плане т.н. Чеченская Республика Ичкерия не законное образование, но также мина замедленного действия под единство чеченского народа. Почему Ичкерия? Разве малхой, майстойорстхой, аккхий, чебарлой, терлой, чантий, шотой не являются неотъемлемой частью нашего народа? Насколько я помню, название Чеченская Республика Нохчийчоь было принято съездом чеченского народа летом 1991 года, а в 1994 году Джохар Дудаев волевым решением переименовал ее в Ичкерию, не имея для этого никаких юридических прав. Что же касается Вашего вопроса о резолюции принятой на съезде представителей нашего народа, то я понимаю возмущение людей. Изгнание из общества – это мощный посыл для всех, так как терпение народа не бесконечно. Для меня важно осуждение Закаева за то, что поднял на уровень политической риторики тему, которая должна быть исключена из практики общения.

- Означает ли принятая резолюция – изгнание из общества?

- Изгнание из общества – не новое явление в истории человечества. Такой обычай был и в Древней Греции, однако он был узаконен. Они называли это остракизмом. Народ избавлялся от людей, которые своими действиями разрушали ценностную платформу того или иного общества. Подобную практику использовали и в Древнем Риме. Всем известна трагедия Шекспира «Марк Кареолан». Кстати, она с большим успехом ставилась и в нашем театре. Это история великого героя Рима, который за пренебрежение нравственным и моральным устоям общества был изгнан с родины.

В чеченской истории такие случаи тоже происходили, когда из села, из народа изгонялись люди, которые поступками разрушали или пытались разрушить эту самую ценностную платформу – правила, по которым живут люди.

Я не вижу смысла бороться с Закаевым и другими «ичкерийцами». Для нас опасна та сила, которая может манипулировать ими и бороться именно с ней. Чтобы снять из репертуара театра пьесу не надо бить куклы. Надо просто покалечить режиссера.

- А как это сделать?

- Ахмад–Хаджи как-то сказал мне и Юрию Захарченко.

«В мире есть только два пути. Одна дорога ведет к Богу, другая к иблису (сатана). Наш народ идет к Богу, но иблис хочет его свести с этой дороги. Потому так много зла и крови льется на нашей земле».

Нужно признать, что у «темных сил» цель одна – разрушить ценностную платформу народа, привить ей противоречащие Богу ценности. Следовательно, и наши действия должны быть адекватны. Я сознательно не отметил характер этих действий, как ответные. Мы должны делать то, что должны, независимо от того, чего добиваются наши враги. Путь к Богу не должен зависеть от внешних или внутренних факторов. Такова воля Всевышнего, завешавшего нам вернуться к нему через земную жизнь.

- Можно ли призывами этого добиться?

- Я понимаю смысл вопроса.

Мы стерли на нашей земле видимые глазу следы войны, но мы же народ, который еще и видит сердцем. Нужно залечить раны войны в душах наших людей. Если мы этого не сделаем сами, пока они кровоточат, наши враги будут предлагать нам свои рецепты. Насколько они смертоносны для нас спросите у очевидцев трагических событий 1991 года. Так было всегда. Так будет и впредь.

Поэтому сегодня самая главная цель – восстановление высоконравственной духовной среды в чеченском обществе. А для этого нужна более прогрессивная информационная политика, но уже с другими приоритетами во главе. И решающее значение в этом за исторической наукой, языкознанием и национальной литературой.

Но это уже предмет отдельного разговора.

Беседу вел Адам Хамзаев

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

www.grozny-inform.ru
Информационное агентство "Грозный-информ"

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться:

Добавить комментарий




Комментарии

Страница: 1 |